Наш поход на Рдейский монастырь

Наш поход на Рдейский монастырь

Наш поход на Рдейский монастырь - фото

Мы постоянно торопимся, бежим, каждый наш день похож на предыдущий – дом-работа – магазин – дом…. Нам некогда остановиться и просто посмотреть на небо, на звезды, да и просто на закат, ведь он не бывает одинаковым, как наши дни, недели, месяцы….

И вот наступает момент, мы останавливаемся…когда мы приходим к Богу. Мы остаемся наедине с собой, со своими мыслями, чувствами и пониманием того, что важно для нас именно сейчас. В такие моменты время останавливается, теряют смысл наша будничная суета, работа, наше безудержное потребительство и душа просит тишины, покоя, светлой радости.

…Наш путь лежал в Рдейский монастырь, который был построен среди непроходимых болот на песчаном берегу озера. Много десятков лет после опустения обители не ступала туда нога верующих, только нескольких местных жителей и советская молодежь, незнающая ничего святого. Но судьба распорядилась иначе и поселился там человек глубокой веры, стал оживлять святое место и потянулись верующие, духовники и старцы в эту чудесную обитель. Потянулись туда и мы.

Собрав все вещи в рюкзаки выехали по намеченному маршруту и через полтора часа остановились в Холме у церкви Ильи Пророка, для благословения на трудный путь. Мы вошли в светлый просторный храм, служба уже подходила к концу и батюшка причащал прихожан. Мы привлекли внимание своим нетипичным видом-мало кто заходит в церковь в лыжном костюме, показалось, что даже певчие на секунду онемели от увиденного! Хор продолжал петь, звуки из голосов отражались  от сводов храма и проникали через все фибры души и покрывая тело мурашками, голос батюшки громкий и четкий казалось вырывался из-под купола наружу прославляя наступающее Рождество Христово! Душа ликовала!

Закончив службу отец Василий вынес прихожанам крест, нас он благословил после всех и сразу понял куда мы направляемся махнул рукой, давая понять, что мы дойдем и мы со светлой радостью поехали дальше.

Остановившись в деревне Наволок возле последнего дома Сергей и Владимир пошли просить хозяев присмотреть за машиной на время нашего отсутствия, хозяева согласились и дали, как потом оказалось, хороший совет – не брать лыжи. Но от наших планов отступать было нельзя – мы надели лыжи, взвалив на плечи рюкзаки пошли по дороге в сторону болота. Через двести метров нашего пути, провожая глазами уходящих пешком туристов, Паша снял лыжи, утверждая что так мы доберемся быстрее до болота, а там уже можно будет и на лыжи встать. С этими доводами долго не соглашался Вова, царапая лыжи об обледеневшие следы вездехода, ехал за нами, но видя, что мы идем намного быстрее сдался. Желание вернуться и оставить лыжи в машине ни у кого из участников экспедиции не возникало, все ждали заснеженного болота и ровной лыжни проделанной сквозь сугробы Пашиными супервездеходами!

Дорога представляла из себя зимник наезженный вездеходами, с обледенелыми следами от гусениц. Трава еле прикрывалась снегом. С каждой пройденной сотней метров нам становилось жарче, но тепло было обманчивым, стоило только остановиться в ожидании друг друга холод пробирался под уже мокрую одежду. Лыжи мы несли на себе, но не сдавались, ожидая заснеженное болото. Вова какое-то время сопротивлялся дорожным условиям и периодически одевал лыжи, проезжая на них сто метров снова снимал и шел пешком. У начала болота Паша предложил сделать привал, попить горячего чая, отдохнуть и двинуться дальше. Предвкушая это наши ноги уже хотели остановиться сейчас же, упасть на дорогу и немного отдышаться. Но Паша был неумолим и вел нас к болоту. Из леса появился вездеход, остановившийся возле нас.  Откинув окно оттуда высунулся  мужик, поинтересовавшись куда мы идем у Вовы посоветовал держаться левее, чтобы не провалиться. Его совет мы вспомнили дойдя до первой промоины у развилки дорог, когда Паша пройдя не по тому пути провалился ногами под наледь. «Левее, левее» — вспомнила Женя и мы свернув на правильный путь пошли дальше.

И вот долгожданный привал. На обочине мы расстелили пенку и разложили провизию. Каждый грелся по-своему, наливая себе в стакан или коньяк, или глинтвейн из термоса. Самый интересный напиток для согрева придумал Сергей, плеснув себе в горячий глинтвейн коньяк. Мимо снова проехал вездеход, мужик предложил свою помощь доставки нас в монастырь, но для нас было важно дойти до обители своими силами, а все трудности преодолеть. Подкрепившись, мы стали собираться, чтобы идти дальше. Болото не оправдало ожиданий нашей группы, снега почти не было, нужно было идти по дороге проделанной вездеходами, почти такой же, как и дорога из деревни и это означало, что лыжи нужно будет нести на себе целых одиннадцать километров. Паша уставший нести свои лыжи, соорудил нечто похожее на сани и сложил на них рюкзак и лыжи Жени, Любы, Вовы. Все были довольны сообразительностью Паши, особенно Вова, который в честь этого выбил сердечко на льду, пока Паша все укладывал. Сергей закрепил свои и мои лыжи на рюкзаке и чем-то смахивал на полярника, что придавало нашему походу какую-то романтику. Мы все налегке пошагали дальше.

Пройдя некоторое расстояние наша группа разделилась – Женя с Любой ушли вперед, Паша с Вовой волоча сани отставали. Паша все же надел рюкзак на плечи, остальные лыжи он вез, так было легче. Догнав Женю он сообщил, что потерял лыжную палку, скорее всего оставили на привале. Эта новость очень огорчила Женю, но возвращаться не было смысла, слишком далеко мы ушли от привала, Вова предлагал варианты событий  возврата лыж хозяевам без палки, но это Женю нисколько не радовало и только  с надеждой на то, что на обратном пути мы найдем палку ребята пошли дальше.

Солнце близилось к закату. Небо было чистым, без единого облачко и снег розовел в лучах уходящего солнца. На горизонте за деревьями виднелись купола Рдейского монастыря. До него оставалось всего лишь восемьсот метров. Путь был почти пройден и это очень радовало! Вова с Любой отставали, Паша им доверил везти лыжные сани, а они постоянно зацеплялись об кочки и конструкция все больше разваливалась. Но Вова с Любой стойко переносили тяжесть доверенного им груза и шли к намеченной цели!

Первыми к монастырю подошли Паша Сергей и я. Солнце уже село и темным силуэтом сквозь деревья над нами возвышался храм, купола еще освещались последними лучами заката и это придавало торжественный вид! Слева тропинка спускалась к замерзшему озеру, на горизонте розовела полоска неба. Состояние восхищения храмом, видом и  тихой радости не покидало меня.

Оставив рюкзаки на дороге я и Паша поднялись по дороге к храму. Мы подошли к воротам, я перекрестилась, поблагодарив Бога за помощь в пути и пройдя в ворота я ощутила, что усталость прошла, откуда-то взялись силы, вот она чудодейственная сила земли монастырской!

Мы медленно шли к храму. Что-то необычное было во всем этом видении – полуразрушеный собор с узорчатыми решетками на окнах, украшенный мраморными изразцами и горящими на солнце как бы ажурными куполами, просвечивающими еще светлое небо. Душа замерла от восторга… В храме было темно, в глубине различался силуэт и горящие свечи, удивлению увиденного не было предела.

 

Войдя внутрь открылось огромное пространство уходящее под купол, разрушенные стены. Возле аналое стоял мужчина, он зажигал свечи и ставил их на подсвечник с лампадой. Понемногу глаза стали привыкать к темноте и я огляделась : над нами возвышались мраморные своды и опустевшие иконостасы, в разрушенном алтаре стояли иконы, нарушал мгновения тишины только треск свечей. Мы поздоровались с мужчиной, он вывел нас из храма и узнал откуда мы,услышав, что из Торопца, сказал что мы остаемся ночевать и пригласил нас в сторожку. В маленькой избушке горел свет и было видно сидящих в ней людей.

Мы вошли. В сторожке потрескивали дрова в печи, две девушки и парень о чем-то разговаривали! «Здравствуйте! Я Света!» — радостно поздоровалась я, все заулыбались и поздоровались в ответ.

Дед Сергей оказался очень гостеприимным хозяином, поставив на печь кипятиться чайник охотно стал рассказывать о Рдее. Рассказывал он интересно и увлеченно тихим спокойным голосом о монастыре, о болоте и летних тропах, о странном колокольном звоне, доносящемся с болот. Его истории увлекали, казалось он знает много тайн Рдейского монастыря. Я осмотрела сторожку. На стене на вешалке висела форма с погонами, место для сна было похоже на полку в поезде, я предположила, что он мог быть в прошлом железнодорожником. Услышав мое предположение он улыбнулся и сказал, что форму ему отдали и она просто висит без дела.

Напоив нас чаем, дед Сергей начал решать вопрос с нашим размещением. Удостоверившись, что наши парни знают что такое печка и как держать в руках топор, повел их в избушку, рассказав нам, что когда-то в ней жил шальной мужик и звали его Неткач.  Вел он жизнь непутевую, грешную, стрелял по рыбакам, проплывающим мимо его лачуги, да утонул он лет шесть назад.

Женя, Люба и я остались ждать в сторожке ребят, чтобы потом пойти вместе в подготовленную для нас избушку. За разговорами с паломниками мы и не заметили как прошло время и за нами вернулись ребята. Веселые Вова с Пашей вошли в сторожку и радостно объявили нам, что избушка просто замечательная, лучше желать не надо – печка есть, дрова есть, места для ночевки всем хватит! Мы с девочками были обрадованы такой хорошей новости и воодушевленные пошли в избушку. Идти нужно было через замерзшее озеро метров пятьсот, на другой берег. Завернув за храм увидели, что рядом стоит постройка, похожая на вагончик, рядом горел костер, вокруг стояли люди, оттуда вышел к нам дед Сергей узнать, как расположились ребята и все ли устраивает. Поблагодарив его за предоставленный ночлег мы было пошли дальше, но дед Сергей остановил и сказал: «Вы только все вшестером возвращайтесь!» «Не впятером, а вшестером!» — снова повторил он. «Не впятером, а вшестером!»- снова странное пожелание пронеслось у меня в голове. Байки все – подумала я, мужик утонул, да и в духов, которые крадут людей слабо верится. Без страха мы пошли вслед за Пашей и Вовой.

Был канун Рождества. И природа, как-будто зная об этом, рассеяла все облака и на мир смотрели рассыпанные по небу яркие крупные звезды, а под ногами от мороза хрустел снег, лед переливался блестками. Над лесом желтел огромный край восходящей луны, это зрелище завораживало и казалось все происходящее нереальным сном и ощущение того, что мы как волхвы идем к яслям! И вдруг над тем местом где стояла избушка пролетела медленно падающая звезда! И в каждом из нас промелькнуло самое заветное желание, мне даже показалось, что я вслух сказала его, той падающей звезде! Женя, Люба и я возликовали от невероятности увиденного! Да, сегодня именно та ночь, когда сбываются все мечты! В такие минуты сила веры особенно сильна и молитвы наши творят чудеса! «Мы в сказке!!!» — крикнула Женя!..  Эти моменты хочется остановить, запечатлеть испытанный восторг и радость, чтобы потом открыть эту шкатулку памяти и чтобы снова радостно забилось сердце от изумления!

На берегу озера располагался наша ночлежка – маленький, почти вросший крышей в землю домик, он чем-то походил на баню, да и топился он как русская баня по-черному. Дым шел не из трубы, а из открытой низенькой двери. Внутри было все в дыму и находится там не представлялось возможным. Железная чугунка была обложена с одной стороны кирпичами, с другой сушившимися поленьями. Надежда на отдых развеялась, как дым от костра, который наши парни развели между сосен, недалеко от избушки, для того чтобы приготовить ужин.

Укутавшись в одеяло я, Люба и Женя сидели на пеньках и грелись у костра. Сергей, Вова и Паша решили нас не только согреть, но и накормить. По Серегиному рецепту в котелке готовилась, сводя желудок с ума своими ароматами, гречневая каша. После долгого пути она была невероятно вкусной и к нашему согреву в виде  коньяка, отличной закуской! Как обычно это бывает, сытый организм захотел романтики и песен! И несмотря на трудности и холод думаешь о том что «…как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…»!

…На лапах сосен сверкал снег, они тянулись ввысь к огромным звездам и луне, которая смотрела на шесть фигур на берегу озера, сидящих у трещащего костра и поющих песни…

Сергей взял меня за руку и спросил : «Хочешь послушать как гудит озеро? Тогда пошли» Мы вышли на лед недалеко от берега и прислушались. Некоторое время спустя где-то вдалеке раздался гул, который с нарастанием приближался к нам и тут же в одно мгновение все затихало. Вскоре все повторилось. Было ощущение, что на глубине проходит тоннель метро. «Это льдины сталкиваются под водой.» — пояснил Сергей. Эту музыку озера я слышала в первый раз. Мне казалось, что сейчас под ногами расколется лед и я попросилась пойти обратно.

Мороз стал крепчать и даже костер не грел наши замерзшие ноги и руки и мы решили идти ложиться спать. К этому времени дым из нашей лачуги уже вытянуло. Наше ложе для ночевки представляло собой  полок, на котором мы прекрасно улеглись поперек, завернувшись в спальные мешки. После дискуссий о религии, политике и литературе все уснули, оставшись при своем мнении.

…За окном падали огромные рождественские хлопья снега на фоне красных стен храма Рдейского монастыря. В сторожке было тепло, тихо и спокойно, только шум моторов проезжающих мимо квадрациклов нарушали тишину. Сергей с ребятами пошёл пешком в Наволок. Было решено  мне ехать вместе с питерскими туристами на вездеходе. В сторожку заглядывала то Ира, то ее муж и интересовались, как я себя чувствую, предлагали помощь. Я была тронута их заботой и вниманием, не всегда встречаются такие отзывчивые люди. Решив всё-таки прогуляться по территории я вышла, тут же выглянули лучи солнца и от этого яркого света мне ослепило глаза. По-тихонечку добралась до храма и вошла внутрь. На аналое лежали иконки, которые мы с ребятами оставили утром, когда пришли помолиться. Наши свечи уже погасли от сквозняка, но даже без них наши молитвы будут услышаны.

Выйдя из храма я подошла к колоколу и ударила в него впервые в жизни. Его тяжелый язык раскачался не с первого раза и одинокое  протяжное «донннн» разнеслось по острову. Все кого я встречала интересовались моим здоровьем, обращать внимание на себя я не хотела и тихо пошла в сторожку.

Вездеход приехал к намеченному времени, о чем меня оповестили. Заботливая Ира с мужем зашли за мной в сторожку и повели греться в вагончик, пока все загружают свои вещи. После этого   загрузили меня, завернув в одеяло. Моей благодарности за такую заботу, как о родном человеке, не было предела. Ира с мужем меня не только довезли до места остановки вездехода, но и напоив горячим чаем из термоса и угостив конфетой, доставили к дому, где была припаркована машина. Там они оставили меня хозяевам дома и с мыслями, что все в порядке, поехали домой.  Мои друзья пришли чуть позже, когда я уже в гостях радушных хозяев успела выпить кружку чая и съесть пол вазочки печенья! Уставшие, но радостные мы поехали домой.

Это был не обычный поход. Это было открытие в себе новых качеств – терпения, смирения, это проверка на прочность.  Рдей – это место силы, духовности и красоты! Молитвы здесь будут услышаны, голодные – накормлены, путники – согреты, тот кто слаб духом – научиться быть сильным, грешники – покаются, виновные – простятся. И будут звенеть над островам колокола, возвещая о славе Божьей!

 

Автор  Светлана  Павлова-Рябис

Один комментарий

holmichka@bk.ru

Апрель 6th, 2017

Небольшая поправка.В Холме церковь Тихвинской иконы Божией Матери.

Комментарии