Бой за Реконь. Глава 3

 

 

фото-иллюстрация к главе 3 исторического романа Бой за Реконь

Бой за Реконь. Глава 3.

Время шло, а вожак стаи все медлил. Василию и Аркашке казалось, что прошла уже целая вечность, а волк все не нападал. В голове у Василия мелькнул отчаянный план: «Завалить бы матерого и хотя бы одного-двух переярков, а там как бог даст. Авось отпугнет это и остальных». Впрочем, надежда, на этот план была призрачной. Слишком уж большой была стая, слишком оголодавший вид был у волков. Взгляд у некоторых в глазах был затуманенный и бесноватый взгляд, а из пасти шла слюна, не иначе – бешенство. Такие навряд ли отступят.
Однако матерый по-прежнему не двигался с места. Остальные волки тоже будто замерли.
«Только б не побежать и не закричать. — думал Аркашка, хотя инстинктивный страх пронизывал все его жилы — «И от татарвы мы с барином не бегали, так уж и от волков не побежим».
Глаза оказавшихся в отчаянном положении путников, казалось уже совсем привыкли к темноте и уже даже Василий мог рассмотреть в свете луны злобную морду зверя, который по-прежнему стоял перед ними, словно оцепенев. В глазах хищника отразился и мелькнул какой-то неясный отблеск…
Нет, это не был отблеск луны! Слишком ярким он был, да и смотрел волк не к небу, а прямо на своих жертв. Вспышка света, отразившаяся в глазах, была позади. Мелькнув где-то за деревьями, через несколько секунд он показался снова и становился все ярче.
Первым обернулся Аркашка: «Святый боже, барин!» — едва не закричал он, хотя помнил, что кричать нельзя – «Свет какой-то за деревьями! Костер ли? И… человек!».
Источник света, Аркадий даже несмотря на свое острое зрение четко рассмотреть не мог, а вот силуэт на фоне яркого света, как ему казалось, видел отчетливо.
Василий по-прежнему не оборачивался, а смотрел прямо в глаза волку. В этот момент он вспоминал отца и деда своих, людей служилых и снискавших за доблесть и храбрость свою и славу и почет еще при тезке его, царе Василии Иоановиче. «Коли судьба мне сгинуть здесь» — думал Василий – «то не струшу, а приму смерть от хищников лютых как подобает ратнику, защищаясь с оружием руках». Но волк так и не нападал, а смысл слов Аркашки, наконец дошел до его сознания и он тоже невольно обернулся.
Свет был уже совсем близко, в каких-нибудь полутораста пядях от них, а то и меньше, как показалось Василию. Но по-прежнему непонятно, что испускало этот свет? Факел? Слишком уж ярким был источник света. Да и не похож был свет на пламя – свет был постоянный и яркий, и не дрожал при движении, как дрожит пламя факела или костра. Но что бы это ни было, нес этот свет человек. Ведь не может же свет посреди ночи сам по себе двигаться?!
Отвлеченные путники, не сразу заметили какое странное действие произвел этот свет на волчью стаю. Нет, волки не бросились на них, воспользовавшись их замешательством. Наоборот, матерый, а вслед за ним и остальные вдруг… стали пятиться назад. Когда свет приблизился еще немного, произошло и вовсе странное: как будто обжигаемые невидимыми лучами (Аркашка был даже готов поклясться всеми святыми, что почувствовал запах паленой волчьей шерсти), волки вдруг ни с того, ни с сего бросились прочь, кто рыча, кто скуля на бегу.
Секунд десять Василий Пушечников и Аркашка стояли не подвижно, не веря глазам своим, а о потом побежали на огонь, чудесным образом спасший их от неминуемой гибели. Однако, сразу же как только они снялись с места, свет начал затухать и чем ближе они приближались к огню, тем слабее он становился. Когда же наконец, они добежали до места, откуда, как им казалось, исходил этот свет, то увидели лишь…. небольшую деревянную икону лежащую неподалеку от берега речки, слегка отблескивавшую красками да подстёршейся позолотой в свете все также ярко горевшей в небе луны.
«Чудо, барин, чудо!» — повторял, не отрываясь смотря на икону и спешно крестясь, Аркашка.
Какое-то время Василий стоял в нерешительности, но затем, тоже перекрестившись трижды, подошел к иконе и взял ее в руки. То, что он смог рассмотреть в свете луны – поразило его: это была икона Святой Живоначальной Троицы, почти такая же, к какой прикладывался он недавно в Сергиевой обители, отправляясь в Казанский поход…

Комментарии