Бой за Реконь. Глава 2.

Бой за Реконь. Глава 2

Василий Павлов сын Пушечников, тридцати двух лет отроду. стрелец московского войска, снискавший славу в битве при Казани, а потому получивший нонче повышение и жалованный за то землями на Новгородчине (куда и направлялся теперь по казенному делу) и его верный, приданный к нему с самого детства, немолодой уже холоп Аркашка, сидя перед жарким огнем весеннего костра были довольны. Охота получилась славной – и ужин, который Аркашка теперь готовил на разведенном у береги небольшой речки костре, обещал быть сытным. Кони, которых слуга, напоив из все той же речки, стояли привязанные к березе и отдыхали после долгого и изрядно измотавшего их самих и их седоков пути.

— Что, Аркашка, недурно мы с тобой тетеревов настреляли, а?

— Ваша правда, барин! Тетёрочки та моладыя, мясо зело нежное будет – весело отвечал слуга – Да я его так сейчас наварю, вы такого ни в одном постоялом дворе не отведаете!

— Стало быть здесь думаешь и заночевать, Аркашка? Возле речки?

— Да, Василь Палыч, прям возле реконьки этой. Берег тут хороший, утром коней напоим, сами умоемся, да и двинем дальше в путь. Тут уж и недалече осталось. Авось за день и проскачем.

Сытный ужин и накопившаяся за длинную дорогу усталость морили путников, и, сами того не заметив, они уснули. Оставленный без глаза костер, по сырой погоде через некоторое время потух, лишь слегка дымя почти обратившимися в золу углями.

Первым от внезапного дикого ржания находившихся на привязи коней проснулся и вскочил на ноги Аркашка. Едва оказавшись

— Барин, вставай, барин! Кони беду учуяли!

Аркашка оказался прав. Его острое от рождения и не утратившее это качество с возрастом зрение даже при тусклом свете луны позволило отчетливо разглядеть эту самую беду – на другом берегу речки стоял матерый, окруженный стаей, состоявшей из около полутора десятка других волков.

Волки подошли совсем близко к нашим путникам, бежать было бесполезно, а противостоять такой большой стае, наши путники вооруженные лишь добытой в качестве трофея под Казанью инкрустированной дорогими восточными каменьями, но совершенно бесполезной сейчас саблей,  да ружьем, которым к ужину были подстрелены тетерева, было абсолютно немыслимо. Остальное оружие осталось привязанным к седлам, которые были брошены неподалеку от лошадей. Но даже если бы Василию и его слуге удалось бы пробежать короткое (не больше 50 метров) расстояние. избежав нападения волков, это вряд ли бы дало бы им ощутимо больше шансов в противостоянии с оголодавшими после зимы хищниками. Кроме того, нашим путникам не повезло: они были ближайшей целью волков, поскольку их лошади, которые могли бы на какое-то время отвлечь внимание хищников, находились слегка поодаль.

Матерый уже готовился к решающему прыжку. Для остальных членов стаи это должно было стать своего рода командой к атаке, которая со всей очевидностью должна была закончиться для молодого дворянина и его старого слуги, весьма трагично…

Комментарии